www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Альпинизм
Автор: По материалам: www.mountain.kz   
20.03.2010 19:31

У НАС В ГОСТЯХ ЗМС СССР ВЛАДИМИР СУВИГА
ВОСПОМИНАНИЯ О ЗИМНИХ ВОСХОЖДЕНИЯХ

 

Недавно Владимиру Сувиге подарили ледоруб. Но он поклялся, « что с альпинизмом завязал». Сегодня заслуженный мастер спорта СССР Сувига наш гость и вспоминает о зимних восхождениях.
« Следы ужасных испытаний сохранились на моем теле. Я был спасен и обрел свободу… Все видят, что я потерял, но никто не знает, что я приобрел», - писал французский альпинист Морис Эрцог после восхождения на восьмитысячник.  Некоторых альпинистов легко узнать в толпе по отсутствию пальцев. Знаменитый казахстанский горовосходитель Валерий Хрищатый первый раз серьезно поморозился во время зимней экспедиции на пик Ленина (7134 м) на Памире. Попытка восхождения на семитысячник зимой едва не закончилась для команды под руководством тренера Ерванда Ильинского печально. Хрищатый писал тогда в дневнике: » То, что произошло дальше, запомнится мне на всю жизнь. Представьте себе рев  сверхзвукового истребителя на взлете. Шквал ветра налетел неожиданно, я вылетел метров на 10-15 в сторону. Веревки, которыми мы были связаны, висели в воздухе тугими дугами, ледорубы в руках приняли горизонтальное положение, лица посекло, очки забивало фирновой крошкой. В такой ситуации ничего не стоило запаниковать…


Вторая попытка восхождения на семитысячник зимой была предпринята в 1986 году сборной командой Советского Союза. Экспедиция на высочайшую вершину СССР- пик Коммунизма (7495 м) планировалась с ледника Фортамбек по ребру Буревестника, но из-за сильного ветра пилот посадил вертолет на поляне Москвина и альпинисты стали обрабатывать маршрут Бородкина. После длительной осады первой на вершину пика Коммунизма поднялась группа под руководством ленинградца Владимира Балыбердина. Холодная ночевка едва не стоила альпинистам жизни, и на помощь вышли казахстанские спортсмены Зинур Халитов, Юрий Моисеев и Григорий Луняков. 7 февраля все участники экспедиции побывали на вершине, но с этого восхождения не вернулась узбекская связка Николай Калугин- Валерий Анкудинов. Я обморозил лицо и пальцы, и на щеках долго потом не проходили черные следы.

Зимой  1990 казахстанцы с россиянами провели экспедицию на самый северный семитысячник земли – пик Победы (7439 м) на Центральном Тянь-Шане. Руководитель Зинур Халитов разделили участников на 4 группы, предполагалось восхождение в два эшелона. Стрелка термометра ползла к отметке 50 градусов, лед на маршруте был настолько жестким, что откалывался линзами, когда альпинисты закручивали в него ледобуры.  2 февраля  передовой группе под руководством Хрищатого удалось достичь вершины, но в пещеру штурмового лагеря они спускалась в кромешной тьме, а на другой день поднялся ураганный ветер и только к 6 февраля всем участникам экспедиции удалось спуститься в базовый лагерь на леднике Южный Иныльчек.


Летом 1992 года я, Малик Исметов и Сергей Грицюк совершили восхождения на все пять семитысячиков СССР – пики Ленина, Коммунизма и Корженевской на Памире, пики Победы и Хан-Тенгри на Тянь-Шане. На Победу нам удалось взойти только  с одной ночевкой, а на Хан-Тенгри мы сходили за 17 часов, включая спуск на ледник. Зимняя экспедиция в январе 92-го на Хан-Тенгри была самой короткой – мы вернулись домой через 10 дней после выезда из Алматы. Главный тренер спортивного клуба армии  Ерванд Ильинский назначил меня главным и я первый раз руководил мастерами спорта, самыми именитыми среди которых были Валерий Хрищатый, Юрий Моисеев и Виктор Дедий. Альпинисты Артур Шегай, Александр Савин, Заурбек Мизамбеков и Владимир Присяжный влились в команду после удачного восхождения на гималайский восьмитысячник Дхаулагири. Мы установили базовый лагерь на леднике и долго боролись за огонь в очаге – пилоты снабдили нас авиационным керосином, чтобы мы не замерзли еще до того, как совершим восхождение на семитысячник.  В конце концов решили топить печку только днем, чтобы на ночь не оставлять дежурного и разработали тактику восхождения: в первый день ночевка в лагере на 4200 у подножия горы в целях акклиматизации, на другой день подъем на перемычку между пиками Чапаева и Хан-Тенгри (5700 м), в третий день выход на вершину и спуск на 5700, потом в лагерь 4200. Пока мы двигались в сторону вершины в спортивном альпийском стиле, Ерванд Ильинский получил  от Казбека Валиева подтверждение - четверка казахстанцев приглашена для участия в японской  экспедиции на Эверест с севера. Тренер сообщил нам  свое решение – четверка, первой достигшая вершины Хан-Тенгри, едет на Эверест. На штурм вершины с перемычки и обратно у нас было не более семи часов, так как зимний день в горах слишком короток, и тот, кто не укладывался в этот срок, должен был повернуть назад. Пещера на перемычке была вырыта под самым предвершинным гребнем и даже в случае пурги и полного отсутствия видимости мимо нее трудно было пройти, а в случае непогоды в ней можно было бы отсидеться.

 На штурм  мы вышли в шесть утра. На высоте 6700-6800 поднялся сильный ветер, но вершина была близка, мы боролись и первыми достигли  снежного купола на высоте 7010 м, где в каменном туре я обнаружил свою собственную записку, оставленную в сентябре. Другие ребята поднялись на гору позже, а мне как руководителю пришлось спускаться вниз последним и следить за тем, чтобы никто не остался на маршруте. Спуск наш по обледеневшим склонам Хан-Тенгри был опасным: идти с переменной страховкой долго, а холод подгоняет. Скорее в лагерь, где в буржуйке горит огонь и где мы узнали, что четверка Хрищатый-Моисеев-Дедий-Сувига получила право участвовать в экспедиции на Эверест. Правда, моя мечта взойти на главную вершину мира сбылась только в 1997 году, когда я поднялся на Эверест в составе казахстанской экспедиции под руководством Ильинского. А в 92 мы спасали японцев, которые терпели бедствие на склонах Эвереста, но это уже другая история.

 

По материалам: www.mountain.kz

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.