www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Альпинизм
Автор: Максут Жумаев, г. Алма-Ата   
08.07.2009 22:15

Лхоцзе-Эверест - Вторая попытка штурма.

Максут  Жумаев

Источник: www.mount.kz


«Максут, к тебе пришли!» Это Ральф, который обещал нам прогноз погоды на ближайшие дни: «Максут, у меня есть прогноз погоды и он не очень хороший. В ближайшие дни на вершине Лхоцзе будет сильный ветер, а потом придет период непогоды. Пожалуйста, берегите себя и не рискуйте своими жизнями», сказал Ральф и посмотрел мне прямо в глаза. Я пообещал: «Хорошо».

Ральф ушел, а я посмотрел на опустевший базовый лагерь. Предыдущий выход скосил многих, Скопин с подозрением на язву, Рудаков и Софрыгин с подозрением на воспаление легких, Шутов с больными коленными суставами, ходить он может только после приема обезболивающих лекарств. Подпора нет, спасотряда нет, все экспедиции сворачивают базовые лагеря и уходят вниз. А мы все равно пойдем наверх.

23 мая 2009 года. Первая группа в неполном составе выходит наверх. Нас трое, те, кто остался в строю и готов идти на заключительный штурм – это Пивцов, Самойлов и Жумаев. По договоренности вторая группа – Греков, Гутник и Шарипова выходят на следующий день. Дима не совсем восстановился после болей в желудке и теперь между нашими группами день разрыва. Но кто знает, возможно, мы объединимся, если придется из-за сильного ветра или снегопада сидеть во 2 лагере и пережидать непогоду.

Мы идем вверх, а навстречу идут восходители, кто с вершины, кто из-под вершины. Всем интересно, куда это идут казахи с полными рюкзаками, а мы отвечаем, что на вершину Лхоцзе, а потом по погоде на траверс. Все желают нам хорошей погоды и мы на это надеемся. В первом лагере встречаем шерпов Наванга и Тцеринга, которые работали с двойкой Жунусов-Лавров, они свернули все лагеря и уходят вниз. Во втором лагере тоже есть люди – это восходители из групп Рассела Брайса и Эда Вистурса, которые возвращаются с восхождения на Эверест и шерпы, суетливо снимающие лагеря.

Погода вроде стоит, внизу ущелье в облаках, а во 2 лагере на высоте 6500 метров солнечно. У нас же настроение пасмурное. Дело в том, что ещё внизу мы договорились с шерпами, что они оставят 1 кислородный баллон в 3 лагере. Этот баллон мы планировали использовать только в медицинских целях, а он оказался вместо 3 лагеря во 2 лагере. Но это ещё можно было пережить и дотащить кислородный баллон до 3 лагеря. Мы проверили кислородный баллон, он оказался забитым всего до 70 атмосфер, а должен быть до 240 атмосфер. Решили оставить его во 2 лагере, все равно толку от него мало. Зато продуктов во 2 лагере было очень много, поэтому в еде мы себя не ограничивали.

24 мая 2009 года. Ранним утром толпа шерпов пошла наверх сворачивать и спускать палатки 3 лагеря, а мы идем в 3 лагерь, который нам ещё пригодится. Помню из прошлых выходов, альпинисты активно двигались по перилам, кто вверх, кто вниз. Сейчас наверх идем лишь мы втроем. По пути встречаем шерпов, которые идут вниз с огромными рюкзаками, кто-то из шерпов сопровождает последних восходителей. На подходе к 3 лагерю встретили ослепшего альпиниста, которого сопровождали его товарищи и шерпы. Многие спускающиеся шли в кислородных масках. Все это со стороны походило на бросание передовых позиций, когда все уходили далеко в тыл. А нам предстояло прикрывать отступление «основных сил». Мы дошли до 3 лагеря, поставили палатку, начали растапливать снег. Первым делом попили воды, я развел в теплой воде «Айс ти», затем начали кипятить воду для чая.

Я отправил СМС на родину:24.05.09 17:02 «Мы в 3 лагере, с утра сквозило, но терпимо. Сейчас нас накрыло – ветер и облачность. По прогнозу 25 и 26 сильный ветер, будем смотреть по погоде».

За палаткой редкий снег, преследует ощущение одиночества. Получается, на горе никого нет, только нас трое и трое наших друзей сегодня пришли из базового лагеря во 2 лагерь.

25 мая 2009 года. Как обычно, будильник разбудил нас в 4 утра, и первый, кто проснулся, должен посмотреть на небо. Если небо в звёздах, все начинают собираться. Включаем горелку, начинаем готовить питье. Всю свободную воду из термосов сливаем в кастрюлю. Мы не торопимся, время есть. Но в 6 часу утра на 3 лагерь налетела облачность и пошел снег. Мы приняли решение выходить не в 6 утра, а в 8 утра. Но погода не улучшилась, ветра почти не было, шел легкий снег, видимость была и мы вышли в 4 штурмовой лагерь.

Вышел первым, решив для себя, что буду тропить до начала траверса перед «елоу бэндом» (в переводе «жёлтый пояс», это выход скал на склоне Лхоцзе). Там решил дождаться парней, чтобы кто-нибудь меня сменил. Темп задал медленный, шли, стараясь максимально сохранить остатки сил, которые пригодились бы нам при штурме. Разрыв между нами был не более 50- 100 метров. Первым шел я, затем Вася, замыкал Сергей. Дойдя до начала горизонтальных перил (перед «елоу бэндом» тропа резко поворачивает влево и траверсом уходит в сторону южного седла), я дождался Васо. Решили поговорить на тему «непогода в горах, непогода, в эту смену с погодой прокол». После того, как мы вышли из 3 лагеря, видимых улучшений в погоде не было. Снег не ослабевал, он даже немного усилился, а видимость сократилась. Самое неприятное было то, что погода аномально теплая, снег, что падал на пуховку, моментально таял. Влага проходила сквозь ткань и пропитывала пух, а это плохо. Мокрый, слипшийся пух не греет и появилась опасность, что на штурм идти будет не в чем.

Снега тем временем выпало 20 сантиметров – не то, чтобы опасно, но если погода не поменяется, то склоны станут лавиноопасными. Надежду вселял прогноз погоды (по прогнозу Ральфа 25 мая сильный ветер – более чем 70 км/час, по прогнозу Александра 26 мая сильный ветер), ветер разогнал бы облачность и появилась бы видимость, а главное, ветер сдул бы снег и уменьшилась лавинная опасность. Изредка налетали порывы ветра, резко холодало, в это время снег на пуховке не таял, он застывал на промокшей поверхности ледышками.

Я немного отдохнул и решил пройти первым ещё немного, до верха «елоу бэнда». Подошел Вася, мы поговорили, затем я накинул рюкзак на плечи и пошел вперед. Вася остался отдохнуть и дожидаться Сергея, который шел на одну веревку (примерно 100 метров) ниже. На горизонтальных перлах начал уставать – на траверсе снега было больше. Подходя к скалам, решил перевести дух, восстановить дыхание. Полез по скалам и здесь из-под меня ухнула лавина. Вниз устремился свежевыпавший снег, под скалами на крутом льду он держался лишь на «честном слове». Посмотрел вниз, Васо стоял на станции и ждал, когда я пролезу веревку по скалам, а Сергей шел в середине горизонтального траверса.

Дальше я лез по скалам с осторожностью. Как только пролез скалы, решил дождаться Васю, который подошел минут через 15. Мы посидели на рюкзаках, периодически отряхиваясь от снега, который ровным слоем засыпал нас. Не дождавшись Сергея, вышли наверх. Первым пошел Васо. Пройдя 2 веревки, Пивцов предложил все-таки дождаться Самойлова, так как снег усиливался и тропу быстро заметало, приходилось тропить и первому, и второму, и третьему. Постояв на снежном склоне, который с каждой минутой становился все более лавиноопасным, мы решили продолжить движение.

Я все время оборачивался и высматривал Самойлова. Пройдя веревку, я решил спуститься вниз и посмотреть, не идет ли Сергей. На станции снял рюкзак и пошел вниз, но, пройдя 1 веревку, увидел, что Сергей уже прошел скалы и начал движение по перилам вверх. Я вернулся к рюкзаку и мы пошли дальше. Вася шел медленно, часто посматривая вверх, на лавиноопасный склон выше тропы. Подойдя к тому месту, от которого нам надо было уходить наверх к 4 лагерю, мы начали искать перила, но в вязком снегу это было непросто.

Под снегом остались все ориентиры, откуда начинаются последние 200 метров перил перед 4 лагерем. Низкая видимость не давала точно определить, где искать перила.

Копали и ворошили снег долго, после чего решили идти без веревки. Если бы изначально перила не имели разрыва, то последние 200 метров перед 4 лагерем были бы намного безопаснее. Ведь когда идешь по лавиноопасному склону, любые зигзаги – это повышенная вероятность подрезать лавину. И сейчас 50-сантиметровый разрыв в перилах вынуждал нас идти на дополнительный риск. Меня это обстоятельство не обрадовало, ведь я шел без ледоруба, так как свой ледоруб не смог найти во 2 лагере – его случайно унесли шерпы в БЛ, но я знал, что в 4 лагере остались два ледовых молотка и одним я мог бы воспользоваться. А то, что выше 2 лагеря начинается непрерывная нитка перил, утвердило во мне решение идти до 4 лагеря без ледоруба. И стоя под лавиноопасным склоном без перил и ледоруба, идти наверх не очень-то хотелось. Но рядом был Васо, у него был ледоруб и он пошел вверх первым, а я следом за ним. Так как веревки у нас не было, я старался не отставать от Васи.

Идем нога в ногу, каждым шагом как бы пеленгуя лавину. Попытки найти по пути под снегом веревку тщетны. Склон крутой, очень лавиноопасно и чтобы уменьшить вероятность попадания в лавину, идем вертикально вверх по направлению к скалам.

Быстро идти не получается, сказывается накопленная усталость и снег очень глубокий. С трудом дошли до места, где стояли нижние палатки 4 штурмового лагеря. Сейчас площадок нет, только сиротливо торчит ледоруб из сугроба. Я его взял и начал искать веревку, которая ведет к верхним площадкам. На верхней площадке у нас депозит: палатка, скальное и ледовое снаряжение, ледорубы и пара баллонов газа. Снежную лопату на нижних площадках не нашли, но нашли веревки и я пошел наверх. По прошлому выходу помню, что идти придется всего 180 шагов. Иду, а снега выше колена, с трудом вырываю веревку из-под снега. Вася ждет меня ниже под прикрытием скал. Я дошел до нашей площадки и сразу начал утаптывать снег, чтобы поставить палатку. Слышу, Васо кричит Сергею, что последние 200 метров веревочных перил мы не нашли под снегом и ему придется идти по нашим следам вверх. Я почти подготовил площадку, когда подошел Вася. Мы вместе доработали площадку и поставили палатку.

СМС: 25.05.09 17:03 «Вот пришли в 4 лагерь, погода безветренная, но пасмурно, тепло, самочувствие в норме, изредка высотный кашель. Сейчас сидим и сушим пуховки. Весь день шел легкий снег».

В палатке разложили кариматы, включили две горелки и первым делом надо было бы приготовить воду, но мы стали сушить пуховки, которые промокли насквозь, особенно на плечах. Где то в 17:30 Вася попросил, чтобы я покричал Сергея – я был ближе к выходу из палатки. Он не отзывался.

Через 10 минут я покричал ещё раз и мы приняли решение посмотреть, где он. Я надел ботинки и вылез из палатки. Прошел 10 метров, держась руками за перила, но из-за перегиба не было видно, идет Сергей или нет. Дальше спуститься я не рискнул, так как на мне не было обвязки и кошек. Вернулся в палатку к 18-часовой связи с базовым лагерем. По связи решили, что кто-то из нас должен спуститься и посмотреть, где идет Сергей. Я надел страховочный пояс, кошки, взял рацию и пошел вниз, к нижним площадкам. За перегибом открывается видимость на последние 200 метров тропы, которая ведет в 4 лагерь. Сергея нигде не было, а видимость позволяла разглядеть выходы скал по тропе на южное седло, но тропы видно не было. Снегопад к тому времени только усилился и нашу подъемную тропу занесло снегом.

Я связался по рации с Васей:
– «Сергея на тропе нет!»
– «Лавинные конусы уходят вниз по тропе?»
– «Не видно, в снегопад на снежном склоне ничего не видать» – «Надо идти искать»
– «Надо».

Когда вернулся к палатке, Вася уже приготовил шприцы с лекарствами для экстренной помощи. Мы взяли с собой в рюкзаки только необходимое и пошли вниз. Было очень страшно, страшно было обернуться и посмотреть на снежный склон, который мог в любую секунду сорваться вниз лавиной.

Когда дошли до горизонтальных перил, наступили сумерки, вниз шли уже в темноте. Тропа после Васи напоминала график сердечного ритма. В темноте нетрудно уйти в сторону с узкой тропы. То справа, то слева следы падения, здесь он провалился по пояс, здесь возвращался в поисках тропы. Но Вася шел вперед и вниз, и разрыв между нами увеличивался.

Перед «елоу бэндом» он меня подождал и далее шли с дистанцией 50-100 метров. Спустившись со скал «елоу бэнда» я понял, что мы в капкане. В темноте меня не покидало чувство, что мы здесь не одни. Рядом с нами, вокруг нас, под нами … лавины. На тропе лежали застывшие волны лавин, и путь вниз напоминал преодоление полосы препятствий.

Стараюсь идти быстро, стараюсь идти след в след, но не получается. Падаю, встаю, иду, падаю, встаю, иду дальше. Вася идет впереди, он уже начал спускаться вертикально вниз, но мне осталось пройти последнюю веревку по диагонали. Только перещелкнул на станцию самостраховку и … тишина. Тихо, не слышу своего дыхания, только понимаю, что неведомая сила несет меня вниз. Я в лавине, она пульсирует, накатываясь волнами.

Одно из самых страшных зол для альпиниста – это лавина. Каждый, кто сталкивается с этой опасностью, невольно моделирует свое поведение. Но здесь и сейчас, я не говорю на выдохе: «ну всё, б…, п….!», только тишина. Чувствую, что тянет, сначала одну ногу, затем вторую, веревка обвила ногу и меня начинает растягивать. Лавина тянет вниз, вниз, кажется, я на мгновение зажмурился, съежился, напрягся всем телом, только бы выдержала веревка, только бы не переломало ногу. И тут всё ушло, лавина ушла вниз, а я остался на перилах. Лежу кверху ногами, правая нога затянута в веревке, самостраховка натянута на станции.

Первым делом освободил рот от снега, и с первым глотком воздуха пришло понимание, что попал в лавину, что лавина сорвала пуховые варежки и я остался с голыми руками, и я не знаю, что случилось с Васей.

Лежу, засыпанный снегом, поворачиваю голову вниз, вижу Васо – он стоит на перилах и сообщает в базу по рации: «Мы попали в лавину, Жумаев лежит выше на склоне и стонет …», а я не стонал, я пытался попросить Васю о помощи. На рюкзаке одна лямка порвана и он под снегом, шевелиться трудно. Делаю усилие и переваливаюсь на бок, дотягиваюсь до веревки и подтягиваюсь на ней, встаю.

Вася: «Целый? Идти можешь?», я отвечаю: «Да». Хромая на две ноги, подхожу к Васе. Он стоит, прищелкнутый к концу оборванной веревки. Думать и говорить времени нет. Мы уходим дальше с лавинного следа, ближе к разломам ледопада, там есть шанс выжить, пересидев ночь в ледовой трещине. Веревка, на которой мы спускались, маятником начинает уводить нас вниз. Мы соединяем самостраховки и идем вниз, нога в ногу.

Пройдя метров 100, нашли перильные веревки, которые ведут к 3 лагерю. Шли вниз без оглядки и как можно быстрее. Вася опять первым, разрезая ногами снежную целину. Снега местами было выше колена. Легкий, пушистый и его много, очень много. И именно здесь мы отметили для себя, что следов спуска Сергея в 3 лагерь нет. А ведь до того места, где мы нашли оборванную веревку и где нас накрыла лавина, Вася отчетливо видел следы спускающиеся вниз. И как позже признается мне, он думал, что мы вот-вот догоним Сергея. Но на спуске ниже обрыва веревки, мы не нашли никаких признаков – ни следов от ботинок, ни выкопанных из-под снега веревок. Склоны были девственно загружены лавиноопасным снегом.

Движение вниз было похоже на игру в «русскую рулетку», но у нас не было выбора. Встали с Васей рядом и пошли одной горизонтальной линией. Шли, толкая перед собой снег, который срывался вниз маленькими лавинами. Идти так немного безопаснее. Чудом дошли до 3 лагеря. Палатка 3 лагеря, которую мы покинули сегодня утром, ко времени нашего возвращения была почти полностью засыпана снегом.

Сергея в 3 лагере не оказалось…

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.