www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Альпинизм
Автор: Денс Урубко, Алма--Ата   
15.06.2009 22:36

Денис Урубко.

Кратко о маршруте ЦСКА Казахстана на Чо-Ойю (8201м)

 

К сожалению, из-за разных причин мне не удалось написать что-то о маршруте на Чо-Ойю в течение нескольких недель. Да и теперь не получилось.

С Борисом Дедешко мы ходим сложные маршруты уже около двух лет. Он очень увлеченный альпинизмом, и зацикленный на результат. Кроме технической подготовки получилось у него набрать и достаточный опыт на высоте – Хан-Тенгри, Макалу, Восьми Альпинисток. Да и сдружились мы. В общем, вышло так, что в начале апреля оба оказались в Непале, думая, как толково воспользоваться деньгами спонсоров – компаний «NewTech» и «Казахстан Кагазы» для планировавшегося апофеоза.

Акклиматизацию мы набирали в районе Кхумбу – сперва в треккинге, найдя простой подъем по осыпям до высоты 5800 метров. Кроме того, с нами был художник Андрей Старков, и хотелось пройтись по этому красивому району, осмотреть его. В это время Мингма, который был со мной в нескольких Гималайских экспедициях, отправился устанавливать Базу в ущелье Гокио. Когда Борис и я 15 апреля прибыли к подножию Чо-Ойю, дав приличный круг по перевалам, все было готово для работы экспедиции.

    

Трогать маршрут до начала восхождения мы не хотели, и отправились на акклиматизацию к склонам вершины Нгозумба-Канг. Там, попетляв в ледопадах, за пять дней мы достигли высоты 7100 метров, и после ночевки спустились вниз. Схема была отработана давно и не нами.

Через полторы недели, разведав подход к Юго-Восточной стене Чо-Ойю, поболев, отдохнув, 06 мая наша двойка вышла из Базы на штурм основной цели. Продуктов взяли на 5 дней подъема и день спуска, рассчитывая уйти вниз по австрийскому маршруту 78-го года на восточном склоне.

  

  

  

После ночевки у подножия на высоте 5300 метров глубокой ночью мы начали подъем. Основание маршрута лежало на 5600, и вверх уводили скальные «кураи», где мы шли с одновременной страховкой на 5800. Вообще, линию движения пришлось выбирать и рассчитывать очень строго. Ибо вверху нависало несколько ледопадов, любой удар которых мог задеть и нас. Свежий послеобеденный снег тоже не держался, слетая пылевидными вихрями. При подъеме и ночевке на нижней скальной части лавины и камни несколько раз пролетели в 2-3 метрах рядом.

Работали на двух 9мм веревках. После простых скал начались бастионы. Лезть иногда удавалось в скальных туфлях, но часто приходилось в кошках, попетляли и по ледовым кулуарам. В этот день удалось выйти только под нависавший пояс, где на высоте 6200 метров остановились на ночевку. Полусидя провели ночь, и утром в полумраке и тумане продолжили подъем. От палатки на маршрут мы взяли только половину. Внутренник с двумя стойками вместо четырех.
Нависание продолжалось метров 80, и работать пришлось в основном на ИТО. За краем оказалась серия ледовых досок и желобов, по которым в начавшемся снегопаде достигли высоты 6600 метров. Здесь под прикрытием серака у начала ледового серпа установили палатку.

  

Утро было прекрасным. По серии ледовых гребней мы уверенно набрали высоту примерно до 6900, когда с запада навалилась мощная непогода. В целом, отмечу, сезон 2009 года по погодным характеристикам отличался от принятых в Гималаях норм. Вместо ежедневных послеобеденных снегопадов с редкими непродолжительными штормами на 2-3 дня погода била контрастностью. Периоды гламурных и ясных дней затягивались на 4-5 дней, после чего следовал удар циклона на такое же время.

В этот день мы выбрались на 7100. Как я проходил дышавшие страхом снежные подушки, лучше не вспоминать. Но обошлось. Палатку в это день втиснули под небольшой бергшрунд. Ночью через нас несколько раз перелетали мощные лавины, которые отслеживались по гулу и дрожанию льда под кариматами.

Утро не принесло улучшения в погоде, но под прикрытием этого бергшрунда, косо уводившего вправо-вверх, удалось зацепиться за скальные грядки. По ним поднялись до 7300, откуда удалось траверсировать влево под пояс сераков. Повезло, что свежие лавины не держались на этой крутизне, утрамбовали снег над скалами и льдом, и вместо технической и физической работы мы прошли сравнительно просто. Хоть в один из моментов из-под меня сошла полуметровая лавина, сбив с ног стоявшего на самостраховке Бориса. Зато в обход ледовых нависаний пришлось поработать по полной программе. Снега иной раз было по пояс, и выручала близость ледовых стенок, за которые можно было страховаться. К наступлению сумерек мы достигли высоты 7600 метров, снова закопавшись под невысокий бергшрунд.

К тому времени настала пора менять тактику и линию маршрута восхождения. При сложившейся сложной снежной обстановке спуск по австрийскому пути не представлялся возможным. К тому же, планировавшийся полностью самостоятельный маршрут по стене уводил влево в опасный кулуар. Поэтому мы приняли решение идти вверх на ЮВ ребро, где проходил маршрут поляков, а спускаться по пути подъема.

  

В ночь на 11 мая непогода поутихла. Но все равно было жутко холодно и страшно. Только перед рассветом мы решились покинуть палатку около 4 часов утра, и по диагонали, страхуясь за скалы и ледовые обнажения под ними, двинулись вправо-вверх. Из железа были несколько оттяжек, комплект закладок и френд, 6 ледобуров. Снова повезло, что за предыдущий день свежий снег сходил мощными лавинами, а нижний слой был более жестким, но иногда на переметах или при траверсах ответвлений кулуара мы зарывались по пояс. Часов в 09 утра мы повернули, и выбрались на ребро левее кулуара, а затем через две простые скальные стенки достигли на высоте около 7950 м ЮВ «польского» гребня. На повороте я решился оставить рюкзак, воткнув его в снег для ориентировки. Путь представлял собой серию надувов между широкими подушками пухляка. Страховку, в основном, осуществляли на ледовых молотках, иногда на ледобуре, вкапываясь в снег. Перли вверх сравнительно медленно, хоть и нагло, сильно устали, поэтому страховались не всегда достаточно надежно, но обошлось. Погода была отвратительная – легкий ветер и нудный снег, густой туман. Ориентировались на характерную скальную башню-рог левее подъема. Она, скорее, угадывалась. Справа порой прояснялись выходы скал и сераки края вершинного плато. Перед крутым взлетом в заключительный желоб, где встретился особо лавиноопасный участок, думали развернуться. К тому же, наступала темнота. Однако, возобладали упрямство и злость.

Снег, наносимый западным ветром, накопился на восточных склонах. Поэтому пахать пришлось по пояс – только на завершающем участке, метров за двести до вершины, на гребне его стало лишь по колено. И в 20.10 мы достигли вершинного плато Чо-Ойю. Гребень перешел в расширение, склон перегнулся, и обозначилось плато в другую сторону, в Тибет. Сделав несколько фотографий, мы пошли вниз.

Из-за пропаханной колеи путь отслеживался достаточно четко. К тому же, на повороте 7950 лежал мой рюкзак. По скалам спустились без проблем, и примерно в 00.30 пришли к палатке на 7600.

Ранний утренний выход не получился из-за сильного снегопада. Решили переждать. Но палатку начало засыпать лавинами, «выдавливать» из-под нависания бергшрунда. Пару раз засыпало полностью. Около 8 часов утра внезапно на востоке в дырке облачности показались Эверест и Лхотзе. Решили попытаться прорываться ниже, хоть снова наваливалась непогода. Опять оказалось, что свежий снег сошел лавинами, и мы успели быстро проскочить самый опасный кусок под поясом сераков. Только в одном месте при спуске по веревке из-под Бориса вылетел то ли кусок льда, то ли камень, и сильно расшиб мне голову.

Эту ночь Борис и я провели в ледовой пещере под бергшундом. Снегопад продолжался. Лавины сходили кругом, со страшным грохотом что-то рушилось, все это порой перелетало через бергшрунд, обдавая палатку пылью. Из продуктов остался только чай и граммов сто вяленой конины.

Следующим утром история повторилась. Около 08 часов на полчаса проглянуло солнце, и мы рискнули продолжить спуск. Дюльферяли по 25 метров на сдвоенной веревке. На Бориса, спускавшегося первым, сошли две лавины, и он болтался в них как рыба на крючке. Хорошо, что буры были вкручены в надежный лед, и выдерживали нагрузку. К 17 часам мы спустились на 6600, и внезапно погода стала кристально чистой, все вокруг преобразилось, стало похоже на сказку. Вдали открылся Эверест, стало жутко холодно.

  

Утром, попив воды, мы продолжили спуск. Впервые после пяти дней стало тепло – солнце грело. По ледовым стенкам спускались через нависания. На скалах тоже до стены доставали с раскачкой на веревке. К темноте спустились на ледник, и поплутав, остановились на ночевку. В этот вечер закончился газ.

На другой день, проваливаясь в заснеженные ямы на мореных, петляя между лужами талой воды, не в силах напиться, мы за 6 часов спустили в Базу. К счастью, повара, которым мы сказали уходить в долину через десять дней нашего отсутствия, смогли выдержать одиннадцать. И База была на месте. А наутро пришли яки, и организовав караван, мы отправились вниз. В поселке Гокио непальцы устроили нам настоящий праздник, угощая, расспрашивая, стараясь подбодрить… Это была радость, которую мы могли воспринимать только с большим трудом – настолько были уставшие. Второй раз в жизни мне удалось обхватить свое бедро пальцами – потеряли с Борисом килограммов по 10 веса.

От всей души благодарю спонсоров этого восхождения! «Newtech» и «Казахстан Кагазы».


15.06.2009
Центральный Спортивный Клуб Армии Казахстана
SiVERA, La-Sportiva, CAMP

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.